Направление:
Поиск видео
Первый канал Алиса-лиса вДудь вМесте Мультфильмы Телеканал Дождь Эхо Москвы Discovery Наука 2.0 Wylsacom Матч ТВ Музыка Mix Видеоклипы Vevo BadComedian Вечерний Ургант Ксения Собчак Нежный редактор А поговорить? Артемий Лебедев SOBOLEV varlamov Katya Adushkina Настя Ивлеева Sasha Spilberg RedAutumn HeyHelen ASMR ТОПЛЕС Utopia Show It's Mamix Влад A4 SlivkiShow HiMan Мастерская Настроения Webspoon AdMe KREOSAN Лапенко Satyr +100500 Дима Масленников Орел и Решка Антон Птушкин Alexander Pilot Vitalik Ignatyuk Samsebeskazal AcademeG smotraTV Дима Гордей ИЛЬДАР АВТО-ПОДБОР Гараж
Фамилия Пол Страна Город Возраст от Возраст до Расширенный поиск друзей и т.д.
Номер школы Год выпуска
Университет Год выпуска
Воинская часть Год призыва
Вторая фамилия
Организация Должность
Псевдоним или прозвище
Поиск людей
Поиск людей
Меню
Войти
Большая Книга Интернета
Ваш след в истории
INFINITBOOK
Поиск людей Умный поиск Публикации Видеозаписи Собеседники Информация
Добро пожаловать!
Вход / Регистрация
© 2020 All rights reserved© 2020 Большая Книга Интернета
На сайте: более месяца назад
Кунгурцев Евгений Юрьевич
Россия, Солнечный
1
СтраницаПубликацииСообщениеВ закладкиПодарокСкрывать
16.01.2020 в 09:24

Сегодня у меня юбилей и я хочу всех познакомить со своей новой книгой, тем самым сделать себе подарок.

Строятся города, развивается промышленность, увеличивается количество людей, идут вперёд технологии, жить становится лучше и комфортнее. Все трудности, которые испытывал человек, что бы выжить и добыть еду, превращаются в увлекательные развлечения, в которых каждый находит то, что сможет заглушить его природные инстинкты. Но есть ещё заповедные уголки, в которых люди охотятся и рыбачат не ради забавы, а чтобы прокормить себя и свою семью. Так же есть места, которые я называю «переходными», где человек ещё не полностью окунулся во блага цивилизации, но уже оторвался от первобытного состояния. Такие люди ещё соблюдают, неписаные, охотничьи законы, стараются понять и изучить природу. Ценят дружбу и взаимопомощь и умеют смеяться над своими ошибками. Вот именно им и посвящается эта книга.
ЛУЧШИЙ ПОДАРОК ОХОТНИКУ
1
Первые шаги
Было это в далёком, беззаботном детстве. Жили мы в южной республике, в частном доме, в деревне Теплоключенка. Дом стоял на острове, который огибала с двух сторон, могучая горная река, белая от порогов и перекатов. Вдоль берега росли густые заросли облепихи, оберегающей, своими острыми шипами, бесчисленные выводки фазанов.
Каждый день, просыпаясь и засыпая, я слышал резкие звуки, издаваемые этими птицами, которые проходили через мои детские уши, как тисками сжимали сердечко и где то в груди начинали, бешено крутиться, перехватывая дыхание. Много раз я видел, как несколько фазанов с шумом взлетали, и с характерным только для них звуком, тяжело перелетали с одного места на другое. У меня даже был свой наблюдательный пункт, на небольшой возвышенности, в невысоком шалашике из полыни. Часами я просиживал, наблюдая, как из кустов, по своим натоптанным тропам, выходят эти красивые и осторожные птицы. Самцы, не много поковырявшись в земле, резко поднимали голову и оглядывали местность, охраняя самок с выводками, которые, не отвлекаясь, клевали семена трав и насекомых. Набив зобы, они исчезали в густых зарослях до следующей кормёжки.
Наблюдая за ними, у меня в голове постоянно крутилась мысль, как их добыть? Дать первые уроки в охоте было не кому, отца уже два года не было, а мать больше волновало, как нас с сестрой одеть и накормить. В то время были очень популярны фильмы про индейцев, после которых мы изображали из себя краснокожих, воюющих с бледнолицыми. Для игр у меня был сделан лук из загнутой тонкой палочки и резинки, который стрелял не дальше пяти метров и стрелы из тонкого тальника высыхали и изгибались, в результате летели куда угодно, но только не в цель. Решил я сделать такой лук, с которым можно было бы охотиться. После многих не удачных экспериментов у меня стало постепенно получаться. Для самого лука я использовал заранее высушенную и ошкуренную, прямую палку черёмухи. Для тетивы взял капроновый шнур короче лука на треть, на котором по концам сделал две петельки. Для стрелы использовал штапик без сучков, тщательно обработанный наждачкой. Для стабилизации использовал гусиное перо, разрезанное пополам и вставленное в расщеп стрелы, после чего, стянутое медной проволокой с обеих сторон, чтобы трещина не пошла дальше с одной стороны и тетива не врезалась с другой. Наконечник был сделан из крышки консервной банки, скрученной в конус и по краям пробитый молотком до достаточно острого состояния. Получилось довольно не плохо, на расстоянии в 10 метров стрела насквозь пробивала картонную коробку. Сделав таких три стрелы, я был готов к охоте.
Для охоты мой наблюдательный пункт не подходил, пришлось сделать другой, поближе и без крыши. Получился скрадок высотой мне по пояс, с тремя стенками из уложенных длинных стеблей полыни между воткнутыми в землю палочками, что то похожее на плетень. Сквозь щели было достаточно хорошо видно место, на которое выходят птицы, а для стрельбы нужно было резко встать и выстрелить.
В преддверии утра долгожданной охоты мне не спалось. Фантазия рисовала огромных петухов, похожих на Жар птицу, пронзенных прямо в сердце моей стрелой… Утро. Дождавшись, когда мать уйдёт на работу, я быстро соскочил с постели, оделся, взял своё оружие и помчался к речке, минут через десять я уже натянул тетиву, приготовил стрелы и залёг, стараясь не шевелиться и сдерживая разгоряченное дыхание. Уже несколько раз прозвучал крик фазана, где то совсем рядом, но ни кто не хотел выходить на эту полянку. Просидев пару часов, я поплёлся домой, настроение было испорчено. Тоже самое произошло и на второй и на третий день. Почему они не выходят? Переносить скрадок в другое место мне не хотелось, я просто решил несколько дней не ходить на охоту. Прошла неделя, каникулы подходили к концу, на горизонте замаячил третий класс…
Утром я встал вместе с матерью, позавтракал, оделся и потихоньку, скрываясь за высокой травой, пошёл к скрадку. Только я устроился, как по своей тропе вышли, сначала самец, потом две самочки с выводками на полянку и начали активно и деловито перекапывать землю, постоянно склевывая, что то съедобное. Встав на одно колено и натянув лук, я медленно приподнял голову над изгородью, стараясь «удержать» самца кончиком стрелы. Когда он в очередной раз вытянулся вверх для осмотра, я выстрелил. Захлопали шумно крылья, поднялось облако пыли, закудахтали самочки, началась суматоха. Лёгким ветерком сдуло пыль и панику, всё стихло. На полянке лежал пробитый насквозь стрелой красивый, крупный петух…
Это был мой самый дорогой и не забываемый охотничий трофей, принесший столько счастья и радости, а главное огромное количество энергии, которую невозможно исчерпать за всю короткую человеческую жизнь…

Много было в детстве познавательных походов, наблюдений за животными и всевозможных экспериментов по рыбалке на горных реках. Ребёнок постепенно взрослел, приобретая знания и навыки для дальнейшей жизни. В седьмой класс я уже пошёл на далёкой северной Колыме, которая дала мне огромный опыт в охоте и рыбалке, столкнула меня с медведями, комарами и лютыми морозами.


2
Север
Самолёт, после долгих часов полёта, стал медленно заходить на посадку. В иллюминаторе замелькали почти голые, заснеженные сопки. Сделав круг над аэродромом, выпустил шасси и коснулся земли, от чего по всему салону побежала вибрация. Загудели турбины, останавливая уставшую машину.
Мы с мамой с интересом смотрели на бегущие огоньки, торчащие из снега, вдоль взлётно-посадочной полосы. Столько снега мы ни когда не видели. В южном Пржевальске, где мы жили, снег тоже выпадал и температура, иногда, опускалась до -15 градусов. Когда мы собрались на север, на заработки, то хорошенько подготовились. Подкопили денег на тёплую одежду и обувь. Зашли в хороший магазин и купили шапки, самые тёплые ботинки и драповые пальто с искусственными воротниками, теплее этих вещей там ни чего не было. Решили так, что если мы переживали небольшие «минусы» в осенних куртках, то в такой одежде нам не страшны любые морозы.
В остановившийся самолёт зашли пограничники и стали у всех по порядку проверять документы. Мама тоже показала свой паспорт и моё свидетельство, а так же вызов на работу. Раньше Магадан был закрытым городом, и попасть туда, просто так, было не возможно. Наконец-то нам разрешили покинуть самолёт.
Сделав шаг из самолёта на трап, мне в лицо ударил морозный воздух. Покалывая иголками, он прошёл через нос в самую грудь, неся с собой неповторимый запах аэропорта. За пять минут, пока мы ждали автобус у трапа, щёки стали неметь, кончики ушей так защипало, что пришлось опустить «уши» у кроличьей шапки. Так вот ты, какой север? А ведь только начало ноября и зима ещё даже не начиналась.
Дождавшись на вокзале нужного автобуса, мы поехали дальше. Дорога. Дорога. Десять часов однообразной дороги. Пару раз останавливались, чтобы подкрепиться в уютных столовых, немного размяться и опять в путь. Проехав четыреста километров по Колымской трассе, автобус свернул направо, переехал мост через речку, поднялся на бугор и остановился у автовокзала. Люди, покинув автобус, быстро расходились по домам, которые манили их огоньками из окон в тёплые, уютные квартиры. Узнав у диспетчера, на автовокзале, где гостиница, мы поплелись с вещами по улице. Два больших чемодана тянули мне руки и не давали потереть, горевшие от мороза, щёки и нос. В тот раз я позавидовал сестре, которая отказалась ехать с нами на север и с «зазывалами» уехала поступать в текстильное училище в Подмосковье.
В гостинице было хорошо, тепло и чисто и кроме нас, из посетителей, больше ни кого не было. После душа и горячего ужина мы, уставшие от дороги и смены часовых поясов, провалились в бездну глубокого сна. Утром меня разбудила музыка, играющая на улице. Подошёл к окну и тёплой ладошкой разморозил круг на заиндевевшем стекле. По улице шли, плотным потоком, люди в лохматых шапках, тулупах и шубах, пуская густые облака пара, они кричали «ура!» и размахивали красными флагами и транспарантами. Сегодня же праздник «красный день календаря», шестьдесят шесть лет Великой Октябрьской Революции. Сколько, народа здесь живёт? Колонны людей шли около получаса, а стоящие вокруг пятиэтажные дома, вселяли надежду на цивилизацию.
Вскоре в комнату вошла мама с полными авоськами: «Представляешь? Здесь в магазинах нет очередей, и прилавки ломятся от всяких деликатесов». Она стала выкладывать на стол продукты. Чего только там не было: и дефицитная сгущёнка, шоколадные конфеты, лимон, апельсины и даже бананы и ещё какие-то баночки и коробки. Два дня мы прожили в гостинице, пока не закончились праздники. В первый же рабочий день нам дали однокомнатную квартиру с кухонным гарнитуром, диваном и телевизором. Маму взяли главным бухгалтером в отделение госбанка. Надо сказать, что эту должность она ни как не могла получить на юге, потому, что, не смотря на образование и практические знания, она не состояла в Коммунистической партии. А на севере всем всё равно, главное, что бы человек добросовестно выполнял свои обязанности и был хорошим специалистом. После осенних каникул я пошёл в седьмой класс. Школа была огромная, в ней обучались более трёх тысяч учеников. Вот так, постепенно осваиваясь на новых местах, мы начинали новую, северную жизнь.
За первый учебный год я нашёл друзей, научился стоять на лыжах, узнал много интересного и познавательного о жизни северян. На летних каникулах научился ловить хариуса, спасаться от комаров, собирать бруснику и бегать от медведей.
Следующий учебный год стал для меня знаменательным в области охоты. А вышло всё случайно. Отец моего друга занимался охотой, держал участок, сдавал пушнину и мясо. Но что- то у него с сердцем случилось, врачи категорически запретили физические нагрузки. Просто так охоту бросить, совершенно, не возможно, поэтому он предложил нам поохотиться на его участке. Постепенно, всё объясняя и показывая, он вводил нас в это интересное и увлекательное занятие. Для пятнадцатилетних пацанов, любое экстремальное занятие только в радость. Участок начинался в пяти километрах от посёлка и тянулся на двадцать километров, охватывая несколько сопок с большими распадками. Зимовья у него не было, поэтому приходилось делить участок на две части. Уходил рано утром, и проверив одну половину, к вечеру возвращался домой, на следующий день проверял вторую. Сначала мы тоже так ходили, потом, когда снега навалило выше пояса, решили оставаться на ночь на участке. Ночевать в снегу нас научили опытные охотники. Для того, чтобы провести ночь на морозе ниже сорока градусов, вырезается в насте окно, потом через него утрамбовывается по бокам рыхлый снег, углубляясь до самого низа. Достигнув земли нужно убрать снег диаметром полтора-два метра. Получится что-то вроде берлоги, после чего развести посередине костёр, дать ему прогореть. Когда оплавленные костром стены замёрзнут, можно залезать вовнутрь, закрывать входное отверстие и ложиться спать. В таком жилище температура держится где-то между нулём и минус десяти, в зависимости от высоты снега, чем его больше, тем теплее. Полноценного сна, конечно, не получится, но переночевать можно. Мы даже умудрялись на небольшом огне вскипятить воду для чая в армейском котелке.
Капканы ставили не только на соболя, но и на все виды пушных зверей. Ловили соболей, горностаев, песцов, зайцев, даже рассомаха один раз попалась. Было у нас и оружие. Другу отец разрешал брать с собой своё ружьё ИЖ-27, с которого, в основном, стреляли полярных куропаток. У меня ружьё появилось только на следующий сезон. Встретил меня в подъезде, сосед по площадке и позвал к себе. Он видел, что я каждые выходные бегаю в лес и поэтому, собираясь уезжать с севера, решил отдать мне ружьё и всё что к нему прилагается. Оно ему тоже досталось от уезжавшего охотника, так как было без регистрации, вывезти его было не возможно. Достал старый чемодан, доверху набитый гильзами, пыжами, порохом, дробью и всеми необходимыми приспособлениями для заряжания патронов и чистки ружья. Глаза у меня разгорелись. Я такого ни когда не видел. Выслушав подробную инструкцию по пользованию этим богатством, я принёс его домой. Много раз я разбирал и собирал ружьё, прикладывался, метясь в вазу, представляя медвежий лоб. От этого старого, куркового ружья исходила не объяснимая энергетика. Стреляло оно с большими поправками, от выстрелов откручивались курки и падали, заставляя долго искать их в рыхлом снегу. Но всё, же это было оружие, и моя охота выходила совсем на другой уровень. Вскоре я к нему привык и стал добывать уток, куропаток и зайцев.
В то время были пункты приёма пушнины и мяса, где можно было сдавать всё, что добыл в лесу, за деньги, или обменять на импортную одежду и обувь, которую в обычных магазинах не продавали. Сдав план за участок, все излишки мы меняли на кроссовки, куртки и американские джинсы, чем сильно волновали комсомольских активистов и учителей. За то на дискотеке и на школьных вечерах, такие как мы, были на первом месте у девчонок. В старших классах я стал подрабатывать на местном заводе, токарем. Договорившись с директором, мы с другом приходили в свободное от школы время и работали на «сдельщине». Вот тогда и появились у меня хороший магнитофон, фотоаппарат, а потом и мотоцикл, с помощью которого радиус моих похождений сильно увеличился, а фотографии позволили оставить память не только о друзьях, одноклассниках, но и о своеобразной, дикой природе Колымы.

3
Мороз не шутка
Сегодня здорово примораживает, смотрю в окно, люди спрятав носы в воротники, быстро бегут по улице. Встал не поленился, вышел на улицу к термометру, тот, как бы извиняясь, показал красным столбиком -42 градуса… Да-а-а.… Вообще не хочу ни куда выходить из тёплого дома.
Вспомнилось детство на далёкой Колыме. Там зима начиналась в октябре и заканчивалась в мае. Морозы за сорок наступали обычно сначала декабря и держались до конца февраля. А в январе, бывало, и ниже пятидесяти температура опускалась. Для школьников это был праздник, при -50 отменялись занятия в школе, а у взрослых рабочий день сокращался наполовину. Для меня и моих друзей это отличный повод сходить в лес на охоту или посидеть за магнитофонами, переписывая кассеты с новыми записями. Но, если мороз был -48 или -49, то занятия не отменялись, приходилось плестись в школу, потирая каждую минуту щёки и нос.
Один раз, в такой прекрасный морозный вечер, возвращались мы с товарищем со школы, и надо было мне зайти к нему, что бы забрать очередную кассету. Путь наш лежал по тропе, идущей между железными гаражами, и был наиболее коротким до его дома. Идем, молча, друг за другом, завернувшись в воротники. Вдруг, мой товарищ резко останавливается, и я налетаю на его спину. На мой вопросительный взгляд с заиндевевшими ресницами, он, молча, показал рукой вперёд. Там, перегородив тропу, стоял здоровенный мужик в тулупе, плотно прижавшись к гаражу, опустив руки в положение «пенальти». Увидев нас, он спокойно, чтобы не напугать пацанов, попросил принести ему горячей воды и добавил, что вот, мол, судьба-злодейка, хотел пописать на гараж и случайно качнулся… Видно было, что стоит он уже достаточно давно и явно его тепла в руках не хватало отогреть промороженное железо. До дома было не далеко, мы быстро добежали и сообщили, что там человек терпит бедствие. Старшая сестра моего друга работала медсестрой в больнице, поэтому она, выслушав нас, взяла чайник, оделась и уверенно отправилась на помощь. Минут через десять она вернулась, и по виду было заметно, что операция прошла удачно. Цыкнув, на наши «подколы», она занялась своими делами, а наша жизнь пополнилась ещё одной историей.

После школы уехал учиться в Хабаровск, потом армия, в которой, волею судьбы мне тоже пришлось столкнуться с охотой. Много раз встречал, в карауле, косуль, которые гуляя по дорогам, совсем не обращали на солдат внимания. Видел переходы кабанов по краю мари. Было забавно наблюдать над свиноматкой и поросятами, которые постоянно повизгивали, а мамаша, меняя интонацию похрюкивания, посылала им команды, которые они беспрекословно выполняли. Но кроме копытных иногда встречались хищники.
4
Рысь
В конце восьмидесятых служил я в Амурской области, в ракетных войсках, на «точке», сейчас с того места космос покоряют. Служба была не из лёгких, ходили в караул через день на протяжении всей службы. От этой однообразной рутины любое событие, хорошее оно или плохое, всегда воспринималось с радостью. Коллектив был многонациональный, негров и папуасов, конечно, не было, но зато в избытке были представители дружественного Узбекистана и Киргизии. Чем провинились эти нации перед Министерством обороны СССР - не известно, но их везли через всю страну служить на Дальний Восток, где они стойко переносили все тяготы воинской службы и сурового климата.
Зима. Очередной караул. Я разводящий, только что пришёл с поста, где поменял часовых и сижу, отогреваюсь чаем. Заходит с проверкой дежурный по части, после проверки документации решает проверить пост, который по пути в казарму. Мне опять пришлось надеть шинель, взять автомат, фонарик и идти вместе с ним. Время было одиннадцатый час. У нас с часовыми была договорённость, если разводящий идёт с включенным фонариком – значит проверка, если выключен – значит всё в порядке. На посту стоял чистокровный киргиз, не высокого роста, худенький, с прищуром, с треугольным лицом и кавалеристскими ногами. На пост надевали шинель, вешали АКМ на шею, потом сверху накидывали овчинный тулуп с огромным воротником и длиной ниже колен. Так вот, подходим мы с проверяющим к посту, видим, часовой стоит, завёрнутый в тулуп. Я свечу фонариком в отверстие тулупа, где должна быть голова. Подходим всё ближе и ближе, а команды от часового « Стой, кто идёт!» не поступает. Практически вплотную подошли, проверяющий выскочил из-за моей спины и хотел сам разоблачить нарушителя. Только протянул руку к воротнику, как тулуп распахивается, и ствол автомата упёрся ему в живот, из глубины спокойно послышалось «Стой, стрелять буду». Проверяющий замер с протянутой рукой и открытым ртом.… Не знаю, потеплело ли у него в штанах, но как только я успокоил часового, он махнул рукой и пошёл в штаб. Коротко и доходчиво я объяснил часовому, что спать на посту не рекомендуется и пошёл в караулку. Прокрутилось колесо смен и вот уже под утро иду менять опять этого же вояку. Подходим с новым часовым к посту, а нас ни кто не встречает. Ну, думаю, выведет он меня за этот караул. Идём искать. На полдороги, где путь пролегал возле ящиков с ЗИПами для ракет, находим брошенный тулуп. Поднимаю его и вижу на спине огромная рваная дыра. Первая мысль была, что киргиза спящего выдернули, через эту дыру. Кругом всё истоптано свежими, крупными кошачьими следами – рысь. Видать почувствовала баранину, которую даже казарменным ароматом не вытравишь. Пошли искать потерпевшего. Через пару сотен метров, следы убегающего прямиком направились к вышке. На ней сидя на корточках и бешено дрожа от холода, сидел выживший. Оставив «свежего» часового, я отвёл замёрзшего в караулку, поменял рваный тулуп на новый, взял человека с бодрствующей смены и вернулся опять на пост. Отдал тулуп часовому и определил ему место для просмотра, другого отправил вокруг тар, загоном. Сам же занял место, где было самое короткое расстояние от поста до леса. Прошло не больше 15 минут, как заметил светлое пятно, которое быстро и плавно передвигалось между тарами в мою сторону. Не доходя до меня метров 30, рысь остановилась, спрыгнула за нижний ящик, над которым вскоре показались забавные ушки. Между ней и лесом оставалась дорога и минполоса. Надо заметить, что ночь была лунная, и мороз колол искрящимися звёздочками. Как я не старался поймать в планку мушку, ни чего не получалось, оставалась одна надежда, что когда она пойдёт по открытому месту полоснуть очередью.
Всегда поражаюсь, интуиции животных, особенно взрослых, как точно до миллисекунды они могут всё рассчитать. Только я опустил автомат, как крупный самец рыси, метра полтора длиной, большими прыжками начал прорываться к лесу. Вскинув автомат, дал очередь на опережение. Прямо перед выстрелами он резко останавливается, и несколько пуль легли аккуратно перед ним, подняв снежные брызги. Я, сначала подумал, что зацепил его, и опять, как только ствол опустился он начал прыжки. Два прыжка и остановка, снова пули «взлохматили» снег перед его мордой. Не опуская автомат, я перевожу на корпус, и в момент нажатия на спуск тот снова делает большой прыжок, и пули остались позади. Больше я не стрелял. Сделав последние два прыжка, он скрылся в тёмном ельнике. Мне даже показалось, что напоследок обернулся и с улыбкой показал мне средний палец с загнутым, острым коготком.


После армии началась обычная семейная жизнь, связанная с обустройством жилья, с детьми и другими важными делами, без которых нормальный человек просто не сможет прожить. С охотой пришлось на время завязать, в основном выезжал только на рыбалку, где оттачивал своё мастерство на ловле хариуса и ленка.
5
Чай
Как говорил мой один хороший знакомый, для причастия к клану рыбаков и охотников необходимо съесть уху с комарами и выпить чай с головастиками.
В десяти километрах от посёлка бежит р. Холуни, по словам местных рыбаков рыбы там не меряно. Я с друзьями никак собраться не мог, чтобы её обследовать, хотя по карте, пальцем мы её всю вдоль и поперёк исходили. И вот настал долгожданный момент, в пятницу после работы собрались мы втроём на ночь, получить (от слова луч) и сачками харюсков пособерать. Вышли, идём... Долго идём... Два часа идём... А что нам молодым 10 км. Дошли до первого моста, посмотрели вокруг - большие камни, кусты, воды почти нет, рыбу точно туда не завозили. Посмотрели на карту, дальше через 3-4 км ещё один рукав, решаем идти дальше, перспективка душу точит, идём... Час идём... Проходим большую лужу на обочине, а дальше дорога пошла вверх на сопку, смотрим на карту, по ней должна быть речка, а её нет. Ну, думаем, геологи не по тому распадку карандашом провели. Идём дальше. Через час понимаем, что дорога спускаться вниз не собирается и что уже достаточно темно, решили вернуться к луже и ночевать возле неё, всё-таки с водой лучше, чем без воды. Дошли до лужи, разбили бивак, зажгли костёр, поставили котелок. Честно говоря, мы видели, что эта лужа кишит головастиками, но нам главное нужна была вода, а с какими она там примесями уже было не важно. Поужинали, немного «накатили», поговорили и начали на ночлег обустраиваться. Тут у друга возникло желание обследовать ближайшие кусты, вернее не у него возникло, а у пирожков, которые ему мама в дорогу напекла и которые на жаре «призадумались» (хорошо я их не стал пробовать). Как только исчез его фонарик в кустах, мы услышали крик. Мы туда. Глядим, а там речка бежит, тихо так незаметно, а насыпной мост, по которому мы туда-сюда ходили, сильно зарос кустарником и спрятал её. Посветили в ближайшую ямку - а там ХАРИУС!!! Всё, про сон забыли, всю ночь собирали рыбу по ямам, по ведру каждый набрал. Усталые, довольные, главное с уловом, утром пошли домой. Кстати, о головастиках в чае вспомнили, только, при разборе полётов. Сошлись на том, что если бы не они подтолкнули мамины пирожки, то мы речку точно не нашли.


Много было поездок по горным рекам, много рыбы было поймано, видел могучую дальневосточную природу, её богатства и суровый нрав. Много людей попадалось разных: надёжных и верных, подлых и завистливых, смелых и трусливых, сильных и слабых. Были мы молодые и попадали иногда в такие ситуации, в которых тоже не всегда были правы, но с божьей помощью нам всегда как - то удавалось выкручиваться.


6
Точные размеры
Поехали мы как-то на р. Гарби, что впадает в реку Горин, порыбачить в начале сентября. Взяли только удочки, что бы хариусов в удовольствие потаскать. Лист уже желтеть начал, в воздухе повис дурман для рыбаков и охотников. Остановились мы на нижнем мосту, на косе соорудили бивак, поставили чаёк, перекусили и пошли рыбачить прямо от бивака. Нас было трое, водила от машины не стал отходить, остался кидать не далеко от моста, а я, мой товарищ и мой пёс, пошли вниз к слиянию с рекой Горин. Клевало отлично, когда мы вышли к слиянию уже почти по полному кану было у каждого. Решили больше не ловить, так как уже смеркалось, да и таскать это ведро на шее было не очень легко, смотали удочки и пошли вдоль речки по тропе наверх к биваку. Не доходя метров сто до нашей стоянки, услышали лай моего лайчонка - на биваке кто-то чужой. Мы замолчали и пошли осторожней, в просвет через кусты забелела "Нива" - это рыбнадзор, нас мужики с деревни предупреждали, что инспектор на такой катается. Высыпали мы рыбу в кучу, закидали травой и ветками, сполоснули каны и подошли к биваку. А там рыбинспектор уже в отблесках костра «катает» протокол на нашего товарища. Мы с недовольными выражениями, пожаловались, что рыбы нет, побросали удочки и пустые каны, стали наливать чай и расспрашивать, что произошло. Оказывается, наш товарищ тоже неплохо поймал, и первый увидел машину инспектора. А так, как стоял посреди речки начал рыбу выбрасывать прямо в воду, и нет бы всю, тогда уж выкинуть, а он возьми и оставь четыре штуки. Вот за них, инспектор и зацепился, за каждого пойманного маломерного хариуса по 250 р. - как с куста. Инспектор уехал, оставив нам протокол и плохое настроение. Мы сходили, собрали рыбу, на утро поймали ещё и вернулись домой.
Через недельку приходит повестка в суд, одному как ответчику и нам двоим, как свидетелям. Началось заседание. Мы вдвоём сидим в коридоре, в зал нас не позвали. Первым свидетелем вызывают меня. " Какого, по размерам хариуса, поймал ваш друг?" - спрашивает судья. Я, недолго думая, сгибаю левую руку, а правой ребром ладони ударяю по локтевому суставу - " Вот такие, все четыре". «Нет таких хариусов в Горине» - взвился инспектор, а я отвечаю - "Не знаю, может нам повезло, но все были именно такие, я сам замерял...". "Давайте следующего свидетеля"- говорит судья. Я выхожу и тот же жест показываю товарищу, он кивнул. Слышу в зале суда громкий голос судьи - " Что вы мне здесь все показываете! Что это за жест?". " Мы всегда так рыбу мериим "- отвечает друг. Они давай замерять линейкой этот ручной шаблон, оказалось, что больше 30 сантиметров выходит. Потом спросила у инспектора, как он определил, что хариус маломерный. Тот тоже с уверенностью сгибает три средних пальца на руке, а два крайних растопыривает в разные стороны со словами "Вот здесь у меня ровно 20 сантиметров." Это были его последние слова в суде. Судья захлопнула папку, сказала, что дело закрыто, а инспектору посоветовала купить линейку и записывать в протокол точные размеры в сантиметрах.

После пятилетки рыбалок, снова окунулся в охоту. Новые места, новое оружие – всё приходилось начинать заново. Купил себе гладкоствольное ружьё, патроны, необходимое снаряжение, вступил в общество охотников и занялся, сначала, утками и рябчиками.

7
Пернатая волна
Охота на уток, как и любая другая, всегда интересна и неповторима, со своими казусами и необычными случаями. Хочу рассказать об одной такой охоте, которая, наверное, больше ни когда не повториться.
Конец августа. Я и два моих товарища собрались поохотиться на озере Эворон. Открытие сезона начиналось с утренней зорьки в субботу. Поэтому, мы в пятницу, после рабочего дня, выехали из дома. Уже через три часа, в темноте, приехали на нашу охотбазу, что стоит на берегу озера. Расположившись в домике и поужинав, достали лодки, накачали их и оставили на берегу готовыми к утреннему старту. Будильники поставили за два часа до рассвета, это как раз то время, которое нам понадобиться, что бы позавтракать, собрать все вещи и уйти потихоньку на вёслах в ближайший залив. Там выставить чучела, замаскировать травой лодки и приготовиться к утренней тяге. Ну, вот и утро, мы в Катаминском заливе ждём уток, встали друг от друга в сотне метров. По одиноким выстрелам, где то вдалеке, поняли, что движение начинается. Выстрелы стали раздаваться всё ближе и ближе, их стало так много, что казалось, будто озеро окружено плотным кольцом охотников и было бы оно поменьше – то народу полегло бы не мало. И вот первая стайка чирков на бешеной скорости проносится мимо нас, стреляем по очереди – все мимо. Они удаляются уже под сопровождение чужих выстрелов. Два раза пролетали одиночные крякаши, по которым мы так же безрезультатно отстрелялись, (где шьют бронежилеты на уток?). В бинокль было видно, что ближе к середине озера садятся и взлетают приличные стаи уток, но лететь к берегу, они не собираются. Утренняя зорька закончилась, солнце стало припекать, подул не большой ветерок, заплескались карасики, изредка доносились далёкие одиночные выстрелы нагоняя тоску. На базу мы не вернулись, решили остаться на озере. Натянули, в ближайших кустах тальника, полог, развели костёр, за обедом обсудили свои промахи. Количество охотников и осторожность утки, не оставляли нам ни какой надежды на результативную охоту. К вечеру опять встали по своим номерам. Солнце падало за далёкие, затуманенные сопки, ветерок резко прекратился, и наступила завораживающая тишина, только изредка плюхался карась и раздавались резкие крики летящей цапли или свист гуляющего вдоль берега кроншнепа. Всё повторилось снова, как утром. Сначала послышались одинокие выстрелы на том берегу, потом грохот начал усиливаться и приближаться. Опять пронеслась стайка чирков, я даже порадовался их неуязвимости и наглости. Несколько раз пролетали одинокие утки на сверхзвуковой скорости, одну такую мой товарищ, всё-таки уложил. Солнце село, стало быстро темнеть. Вглядываясь в сумерках в озеро, я заметил, как к нам приближалась тёмная полоса с непонятным, нарастающим гулом. С невероятной силой цунами обрушилась эта волна на нас, которая состояла из сотен разных птиц. Утки, кулики, кроншнепы, чайки и прочие пролетали на расстоянии вытянутой руки, некоторые плюхались на воду и всё это с таким шумом, что уши закладывало. Быстро вскидывая ружьё и стараясь стрелять в крупных уток, я как автомат перезаряжал и стрелял не останавливаясь. Через несколько минут всё стихло, и темнота закрыла занавес этого представления. Достав из кармана налобный фонарь, я пошёл искать свои трофеи. Из темноты меня окрикнул мой друг, поинтересовавшись, не заклевали ли меня эти дикие утки. Дело в том, что я, оказывается, попал в середину этой стаи и друзья, стоя по краям, из-за количества птиц потеряли меня из вида. Они тоже хорошо отстрелялись, поэтому после ужина ощипывая уток, было море положительных эмоций. За всё время моей охоты такое случилось всего один раз и этому случаю я очень благодарен за не забываемые впечатления. Это огромное везение окунуться в волну из пернатой дичи.


Озеро Эворон находится в Солнечном районе Хабаровского края, это просто рай для пернатых. Места почти дикие, очень мало подъездов к нему, можно добраться только по реке Девятка, вытекающей из этого озера, или от охотничьей базы к которой идёт глинистая дорога. На этой базе собирается много охотников на открытие сезона, происходят новые знакомства, случаются незабываемые истории.


8
Привычка с детства

Конец августа. Открытие осенней охоты. Приехали и мы с напарником на охотбазу оз. Эворон уток погонять. Председатель общества устроил нас в общем бараке, где стояли двухъярусные кровати, наверное, с десяток, а может и больше. Посреди этого барака стоял длинный стол с лавочками, за которым собирались приезжие добытчики уток. В день приезда обычно все знакомятся за этим столом. В общем, организовалась хорошая весёлая компания. Когда народ уже собрался за столом зашёл председатель и предупредил, что если во время общения к вам зайдёт местный сторож этой базы, то ни в коем случае ему не наливать, ни под каким предлогом. Все согласились. Только раздался первый хрустальный звон железных кружек, на пороге появился ОН со словами" Вы на меня внимания не обращайте, я возле двери на табуретке посижу, покурю да вас послушаю, а то скучно одному..." Ни кто не возражал, наоборот, все с сочувствием отнеслись к щупленькому, невысокому мужичку неопределённого возраста. После второго «куранта» у одного парня созрел вопрос к сторожу, вернее, он созрел у всех, но остальные скромничали, и он спросил:
- А что это председатель так за тебя беспокоится, со здоровьем какие-то проблемы, или не поделили что-то?
- Да нет - отвечает мужичок - просто пью больше, чем он, а ему завидно, я стакан залпом могу выпить, а он не может...
- Прямо-таки залпом, одним глотком?
Все переглянулись, водки было достаточно (первый день всё-таки), кто-то налил полный стакан, кто-то полез за видеокамерой, чтоб не упустить такой кадр. Короче, усадили его за стол, сунули стакан - пей!
Он выпил, закурил. Кто-то предложил колбаски закусить - он отказался со словами "после первой не закусываю". Ладно. Народ вошёл в раж, налили второй полный стакан - пей! Выпил. Опять закурил, к закуске не притрагивается. У всех появился спортивный интерес, как ни как уже пол литра. Наливают третий стакан. Выпивает! Курит. Все в шоке. Пошли уже осторожные замечания на счёт здоровья и т.д. и т.п. А он докурил и со словами: « Пей - не пей, кури - не кури, а начинать надо...». Осмотрелся мутным взглядом
и со всего размаху заехал в ухо ближайшему, здоровенному, парню. Тут шутки кончились. Мужичка скрутили и заперли в сторожке. А утром председатель объяснил, что у него это привычка с детства, в деревне, где он живёт все так поступают и ни одна пьянка без драки не заканчивается.

На уток охотились и не далеко от посёлка, вокруг Солнечного много искусственных озёр, которые со временем заросли камышами и превратились в хорошие дома для уток разных пород и куликов. У меня был пёс породы русско-европейская лайка, с которым мы иногда обходили эти озёра и без добычи ни когда не возвращались.

9
Бурундуки
Пошёл я как-то вечерком на Лужу (тогда ещё была "лужа", а сейчас озеро Хрустальное) уток гонять, вернее, селезней на весеннем перелёте, со своим верным псом. Уток много было, перелёт был в самом разгаре. Стрельну я крякаша на подлёте к чучелам, он упадёт метров за 30 от берега, вот тут мой лайчонок прыгает в воду и за ним, быстро так плывёт, как будто у него не хвост сзади, а винт от торпедного катера. Достанет дичь из воды, бросит возле самой кромки, а в руки не даёт, приходится вставать из засидки и идти забирать, но всё лучше, чем самому плавать. Добыли мы за пару часов трёх штук, и домой пошли. Взял я на поводок своего работничка, чтобы зря не шумел, и идём старой отсыпной дорогой, никого вокруг, солнце уже почти село. Слышу сильный шум прошлогодней листвы на дороге, а шумит так, как волна на берег накатывает, я остановился, а шум всё ближе и ближе. Смотрю, а навстречу мне рыжее покрывало дорогу застилает, даже пёс опешил. И вот уже совсем рядом покрывало превращается в, наверное, сотню, не меньше, бегущих бурундуков. Бежали как от пожара, на нас ни малейшего внимания, прямо под ногами, я поводок подтянул, чтобы пёс ни кого не схватил, а самому даже страшно стало, что там их напугало? А они так покрывалом и скрылись за поворотом. Я постоял, послушал - тишина, и пошёл домой. Видать у них было, что-то вроде свадьбы, наверное, они так каждую весну встречают.



Когда стукнуло тридцать, меня взял к себе на участок, на стажировку, опытный охотник, где он добывал соболей, белок, колонков, лис, кабаргу и прочих охотничьих животных. Учился у него, как правильно ставить ловушки, как обрабатывать шкурки, изучал повадки зверушек, их места обитания и кормовую базу. И вот, наконец- то я оформил договор с обществом на свой промысловый участок. Первым делом построил зимовьё и начал осваивать территорию. На этом участке работала бригада лесозаготовителей из Северной Кореи. Были нарезаны дороги по распадкам, к которым с сопок тянулись многочисленные просеки. Брошенные склады были завалены комелями и полусгнившими брёвнами и напоминали кладбище некогда красивых и грациозных елей. Что меня ещё удивило так это отсутствие следов какой-нибудь дичи, а главное пока я занимался строительством, за всё лето я не услышал ни одной певчей птички. Как же здесь охотиться? Узнал от охотников про то, что корейцы работали впроголодь, за пайку риса, и чтобы как-то выжить, ловили и ели всё что двигается. Но через пару лет живность начала появляться, просеки стали зарастать малинниками, появились медведи.


10
Поединок
Конец октября, уже выставлены и открыты капканы, иду в первый раз, в этом году, их проверять. На плече висит моё старенькое ружьё ИЖ18ЕМ-М, 12 калибра, в патронташе две картечи и с десяток дроби №7 на рябчика, которые в начале сезона очень ценны и не заменимы в качестве привады на соболя. Все путики, у меня на участке, расходятся лучами по распадкам вдоль ручьёв по ельникам. Одни длинные до 3-4 км., другие поменьше в пределах километра, я всех их называю маятниковыми, потому что приходиться бегать туда и обратно, а закольцевать нельзя, так как сопки довольно крутые и высокие. Вот так и маячу каждый сезон.
Подъехал я как то к началу не большого путика, машину оставил на дороге, и потихонечку, по тропе пошёл по капканам. У первого капкана заметил свежие медвежьи следы, капкан был закрыт, а привада съедена. Ладно, думаю, проказник, всё равно скоро спать ляжешь – кушай на здоровье. Насторожил капкан, повесил приваду и пошел к следующему. Во второй попалась белка-летяга, стою, достаю её, а сам ушами шумы фильтрую, потому что свежие следы медведя просто так не бывают. И тут в подтверждение моих догадок, щёлкает веточка, впереди меня, метрах в пятнадцати. Медведь тоже понял, что выдал своё присутствие, поднялся и давай лапой мох откидывать, фыркать, всем видом показывая, что всё в лесу, что можно скушать принадлежит ему и я здесь гость не желательный. Стараясь не делать резких движений, я перезарядил ружьё на картечь, второй патрон с такой же картечью взял в кулак, присел, положил ствол на лежащее впереди бревно и взял его голову на мушку. Бежать поздно, расстояние в два прыжка, догонит и пискнуть не успею, потому и решил принять бой, как говориться лицом к морде. Судя по его настроению нападение, будет неизбежным, если бы он хотел уйти – он бы ушёл, не дожидаясь моего приближения. Стреляю… Медведь резко валится на передние лапы и замирает. Быстро перезаряжаю вторую картечь и беру его опять на мушку, в кулаке зажимаю очередной патрон, но уже с дробью. С места не встаю и не шевелюсь, так как опыт общения с этим зверем показывает, что он может выкинуть всё что угодно. Минуты через три он поднимается, трясёт головой, маленькие глазки на опущенной голове наливаются невероятной злобой и впиваются в меня, как два дротика, тело сжалось готовое к броску. Выстрел.… В этот раз он переворачивается на бок и начинает кататься на спине и дико реветь. Заряжаю дробь, другую в кулак, жду уже ближнего боя. И тут медведь встаёт на ноги и сквозь кусты и поросль из не больших ёлочек, бросается в противоположную от меня сторону, вверх по ручью. Сижу не шевелюсь, слушаю, как удаляется от меня треск веток и стук камней. Минут через десять наступила полная тишина. Я встал, осмотрелся и пошёл к машине, надо было ехать домой брать карабин, собак и желательно помощника, что бы по свежим следам добрать подранка…
Похожий случай произошёл чуть позже. В той ситуации мне здорово помог мой пёс. Я на себе ощутил его не заменимую помощь на охоте.

11
Крепкий на рану
Середина октября, уже заморозки, обычно в это время года выпадает снег и уже не тает до весны, но в этом году, что-то он задержался. Решили мы с напарником съездить на рыбалку, половить ходового хариуса. Так, как времени на рыбалку было не много, поехали на ближайшую горную речку Циркуль, которая бежит между Комсомольском и Солнечным. Свернули с асфальта и вверх по течению, по старой глиняной дороге через 23 км. выехали на бывший посёлок Северный, сразу за ним свернули к речке. Поставили машину на полянке возле берега, перекусили и пошли с удочками по ямам собирать хариусов. Так как выехали уже после обеда, времени на рыбалку в этот день оставалось не много, поймали до заката с десяток и решили их приготовить на ужин. Мой напарник занялся чисткой рыбы, а я решил, пока не стемнело, прогуляться по старой дороге, что шла по противоположному берегу и погонять рябчиков. Взял ружьишко, свистнул лайчонку, перешёл речку и пошёл потихоньку по дороге. Прошёл от речки метров 50, когда услышал лай слева в кустах. Стараясь рассмотреть с дороги, я не много прошел, вперёд заглядывая кого он там зацепил. И тут, между мной и речкой, вываливает на дорогу крупный медведь, сопровождаемый лаем моего кобеля. Он, не спеша, в развалку подошёл к противоположной обочине и стал водить носом, анализируя новые запахи, на собаку он не обращал ни малейшего внимания, как будто её и не было. Я сел на корточки и прижался к обочине, открыл патронташ, в нём было всего два пулевых патрона, а остальные с дробью на рябчика. Взяв один в кулак, а другой, зарядив, я прицелился в переднюю лопатку и выстрелил. Медведя развернуло ко мне головой, он, фыркнув, побежал на меня. Быстро перезарядив, я выстрелил ему в грудь. От сильного удара, с двадцати метров с 12 калибра, он на мгновение остановился и резко свернув, кинулся в кусты, собака, заливаясь лаем, кинулась за ним. Где-то не далеко от дороги раздалось его оглушительное рычание и треск веток. Осторожно я пересёк место его прыжка и помчался к УАЗику. Пробегая по речке мимо друга, крикнул ему, что бы он прикрыл меня с ружьём, а сам схватил карабин, который лежал в машине и побежал обратно. Забежав в кусты, увидел такую картину: в старой высохшей протоке, волоча заднюю ногу, а передними, вырывая и ломая деревья, медведь наступал на моего пса, который, не переставая лаять, ловко увёртывался от летящих в него камней и деревьев. Заняв место для стрельбы между двух берёз, я стал ловить медвежью голову в прицел, но так как он постоянно двигался, находясь ниже меня, мне было очень сложно это сделать. И тут, как по заказу, медведь резко останавливается и поворачивается ко мне боком, такую возможность упускать нельзя - я стреляю. Медведь рухнул и затих. Подошёл поближе и сделал контрольный выстрел, потом посмотрел в ту сторону, куда смотрел медведь, там, на открытом месте, держа ружьё на изготовку, заряженное дробью, стоял мой напарник… При вскрытии обнаружилось, что первой пулей я ему пробил верхнюю часть сердца, а вторая прошла через грудь разбила печень, желчь, прошла по кишкам и раздробила бедренную кость задней ноги… А он ещё жил.

Про медведей можно рассказывать бесконечно. Многие пытаются насочинять такие истории, что, в конце концов, сами уже не помнят, где правда, а где выдумка. Хотя и без всяких выдумок забавных историй, с этими интересными животными, всегда в избытке.
12
Петрович
Собрались мы как-то на реку Амгунь, на кетовую. Родственник у моего друга работал в посёлке Берёзовом, вот и помог, взял на нас лицензию, сообщил, когда нормальный ход пойдёт. У нас всё уже было наготове, и только пришёл сигнал, мы в этот же день стартонули. Приехали в Берёзовый, заезжаем за лицензией к родственнику, а он нам, к лицензии в довесок, предлагает взять с собой Петровича - очень опытного и много знающего. Отказать мы не смогли, всё-таки человек нам помог, согласились... Петровича долго ждать не пришлось, он уже был в робе и в болотниках, в руках скрученные мешки под рыбу. Кстати, заметил, что в Берёзовом, и в Дуках (соседней деревне) все круглый год ходят в болотниках и гоняют на мотоциклах, видать, это их местные национальные атрибуты, без которых они даже спать не ложатся. Так вот, загрузились мы в УАЗик и поехали на лицензионку. Приехали, накачали лодку, загрузили невод, рюкзак с провизией и переправились через протоку на косу, на которой несколько лодок уже рыбачили. Я сходил к мужикам, узнал, за кем можно будет заводить (занял очередь), пришел, и мы стали набирать невод на лодку. "Щас хапнем, я сегодня с утра здесь был, рыба прёт и прёт, только греби" - подбадривал нас Петрович. Я слушал его, смотрел, как перед нами мужики вытаскивают полупустые сетки, с одной, а то и двумя кетинами и слова Петровича оптимизма мне не прибавляли. " Не там они ведут, надо ближе к берегу и потом резко заводить, да низа надо тащить по дну, да по скорому, а они..."- чувствовалось, что у Петровича есть опыт, которого он скрывать и не собирается. Пришла наша очередь. Заводим... Пусто. Выслушали нотацию специалиста. Заводим ещё... Пусто. Потом ещё и ещё, а рыбы нет. За несколько заходов поймали три хвоста. Решили перекусить, подождать. Накрыли на стол: свежие огурчики, помидорчики, яйца, лучок, я достал самодельную тушёнку и котлеты, кто-то нарезал сальца - классика. Разлили по рюмочкам настоичку, выпили, закусили, опять налили. Всё это почти молча, так как настроение было не очень из-за отсутствия рыбы. Петрович решил нас подбодрить и начал рассказ про необычайное везение: " Решил я прогуляться вдоль речки с карабином, с СКСом. Иду, тихо, никого нет, даже вездесущих рыбаков. И отошёл-то от деревни всего на пару километров, сел, на заломе сижу, курю. Смотрю от меня 200 метров, медведь вышел на косу. Я лёг, прицелился, ба-а-бах по нему, есть - упал замертво, с одного выстрела" - Петрович после этих слов заглянул каждому в глаза, надеясь увидеть, как пацаны обалдели, но мы спокойно жевали тушёнку... И он продолжал: " Хотел встать, смотрю, ещё один идёт, на другом берегу - 200 метров... Стреляю в голову, за ухо... Есть... С одного выстрела...» - Очередное заглядывание в наши спокойные глаза.... - " Смотрю, сразу два выходят и идут на меня. Я их раз, два, одного, правда, подранил, он пробежал метра три, я его со второго выстрела положил." - Мы закусываем.- " Смотрю ещё... ".
Тут у меня терпение закончилось, думаю: если его не остановить он перебьёт всех медведей в районе, да и патроны у него уже заканчиваются, надо спасать мужика. Спрашиваю: " Как тебе тушёнка?", " Да нормальная, мяса много, вкусная" - отвечает, " Так вот эта тушёнка ещё два дня назад на бруснике паслась, поэтому и мясо ягодкой отдаёт". Всё, больше про медведей мы от него не слышали. После нескольких неудачных забросов мы опять приземлились за стол. Выслушали рассказ Петровича про то, как он за 200 м. валил изюбров. Спросили, как котлеты... Короче, так как рыбы не было, а с нами ему было ужасно скучно, у него нашлись очень срочные дела дома и он «свалил». Ночью пошла рыба.
За несколько проходов мы отловились. Успели даже немного поспать. Утром сделали у Феди (рыбнадзор) отметку и поехали домой. Завезли пару мешков родственнику, один попросили передать Петровичу - пусть рыбку кушает, а то зверя очень жалко.

Кроме осенней кетовой путины мы ещё успевали прокатиться по горным рекам и половить хариуса. Во всех поездках на охоту или на рыбалку меня всегда сопровождал лайчонок по кличке Лаки. Его очень любили мои друзья за его способность выпрашивать всякие вкусняшки в виде кусочка хлеба или печеньки, а ещё он любил свежую рыбку. Поэтому вся мелочь доставалась ему, он даже научился определять размер хариуса, пока его вытаскиваешь, и если увидит мелкого, начинает громко лаять. По его лаю можно точно определить, кто из моих друзей что ловит. Вечером у костра, особо неутомимые дрессировщики, держа перед его носом колбасу, уговаривали произнести это священное для него слово «колбаса». Как бы она вкусно не пахла и не находилась так близко, но он ни когда не позволял себе схватить её без команды. Поэтому, пуская слюни и пристально глядя на этот кусочек, он начинал издавать скрипучие звуки, чем очень радовал моих друзей.
13
Охотничий инстинкт
Возвращаемся с рыбалки, едем уже пару часов по гравийке. За пару дней у каждого по два ведра хариуса и ленка и приличный пробег с удочкой по речке, поэтому в дороге усталость постепенно даёт о себе знать. С нами мой верный лайчонок, он тоже намаялся и сейчас спит на заднем сидении. Перед выездом на асфальт, решаем остановиться возле небольшой речки и немного взбодриться чаем. Съезжаем с дороги под мост и останавливаемся. Место хорошее с большой поляной и чистой водой. Не далеко от дороги, метрах в ста, стоял одинокий частный дом. Жила в этом доме семья, держала хозяйство; коров, коз, кур и пр.
В общем, остановились, выпустили собаку, умылись прохладной водой, налили по кружкам чай с термоса. Стою, распаковываю пакет с пряниками, и замечаю, что чего-то не хватает, обычно шуршание пакета ни когда не обходит чутких, собачьих ушей и всё контролирующего носа, а тут тишина.… Огляделся, смотрю между кочек, вытянув морду и раскатав, по волчьи, хвост, медленно переставляя лапы, крадётся, к мирно пасущейся козе, мой пёс. Посмотрел на дом, там вся семья во дворе занималась своими делами по хозяйству. Мои команды даже не успели изо рта вылететь, как мой охотник точным броском перевернул на спину козу и впился ей в горло. Замелькали среди кочек копыта, и послышался хриплый, душераздирающий стон.
Через мгновение на помощь ринулись две команды, одна команда собаки с пряниками, другая команда козы с вилами и лопатами. Не замечая неровностей, каждый старался добежать первым. Победил охотничий опыт. Подбежав, я за ошейник одной рукой откинул собаку, другой за рога козу, и уверено наступая на пса, загнал его в машину. Видя меня в таком состоянии, он становился, кротким и послушным, тем более что моя уверенность сопровождалась не только чёткими и понятными командам.
Захлопнув дверь машины, я повернулся и увидел, как на меня несутся три разъяренных монстра. Тут, надо подробно описать каждого. Первый бежал с вилами муж – худенький, не высокого ростика, не бритый мужичёк, в майке и резиновых сапогах. Второй с лопатой его сын - тоже невысокого роста, щуплый подросток, лет пятнадцати. Последней бежала жена. С лопатой. Два метра ростом…. Полтора в диаметре…. Среди чёрных взлохмаченных волос ярко блестели круглые глаза, широкие ноздри беспощадно, со свистом, втягивали воздух. Кинг - Конг жив. Мне даже показалось, что первые двое бежали быстрее только потому, что изначально оказались на её пути и бежали лишь бы ей под ноги не попасть.
За секунду у меня в голове нарисовалась картинка, как на красивой полянке, возле чистой речки, под чистым, голубым небом, меня рвут на мелкие кусочки голодные, пещерные люди. Даже улыбнулся от этих мыслей. Видя мою уверенность, мой товарищ тоже встал рядом. Стоим.
Мелькали перед лицом орудия труда и перекошенные злобой лица, бурлящим потоком проносились изысканные речи мимо ушей. Мы, молча, дождались спада накала и аккуратно, не провоцируя, начали искать компромисс. Нашли его очень быстро. Можно сказать неожиданно быстро. Сначала сходили, навестили пострадавшую козу, у которой на шее даже царапинки не было, потом, за предоставленные неудобства и стресс козы, я им предложил налить чистого спирта, который у меня всегда присутствует для дипломатических целей, количество его предложил им самим определить. Был просто удивлён, наливая в принесённый мужем, чистый гранёный стакан, как мало надо людям для решения конфликтных ситуации.



14
Про собаку
Долго не мог собраться написать этот рассказ. Несколько раз брал ручку, открывал блокнот, потом всё бросал и оставлял на «потом». Вся эта история оставила глубокую рану в моём сердце. Вспоминая всё произошедшее, рубец начинает ныть, сердце сжимается и перехватывает дыхание. Уже прошло много лет, но боль от вины и сожаления не утихает.
Наступило новое тысячелетие, всем хочется чего-то нового и доброго, чтобы жизнь обновилась в лучшую сторону. Надоели уже всем разваливающиеся предприятия, не выплата зарплат и пенсий, на каждом углу уголовники, мрачные и злые лица людей на улице. Вот и мы в семье решили разбавить свою жизнь новыми впечатлениями. Дочки уже подросли, старшая в школу ходит, младшая в садик, самое время завести собаку.
На майские праздники, решили мы с товарищем поехать на озеро Эворон, уток погонять. Завёл он свой мотоцикл «Урал» и, рано утром, заехал за мной. И вот уже через час мы, глотая пыль от обгоняющих машин, неслись по бамовской дороге. Ещё через час подъехали к базе нашего охотобщества, что стоит на берегу озера. На базе встретил председателя, разговорились. Узнав, что мне нужна собака, он очень обрадовался, так как у его сучки, породы русско-европейская лайка, полтора месяца назад родились пять щенков, и он уже давно пытается найти им хозяев. Договорились, что на следующий день, после охоты, я заеду и заберу одного. Деревня, где находились собаки, была нам по пути, поэтому решил не тянуть, а забрать сразу. Если дома решили завести собаку, то зачем откладывать – берём.
На следующий день, после утреней охоты, свернули на мотоцикле в эту деревню. Подъехали к дому, где уже нас ждал председатель нашего общества. Я прошёл к вольеру, где находилась его лаечка, со своими щенками. Они такие забавные, чёрно-белой раскраски, упитанные, почти квадратной формы, с чёрненькими кругленькими глазками, коротенькими лапками и тонкими хвостиками. При моём приближении, они испугались и все помчались в дальний угол, где лежала их мама.
- Ну, чего испугались-то? Не съем я вас, не бойтесь. Кто из вас самый храбрый, кто жить ко мне поедет?
Я присел на корточки и протянул руку. Смотрю, из кучи прижавшихся щенков, вылезает один и поверх остальных направляется ко мне. Маленький чёрный хвостик, с белым кончиком, завилял из стороны в сторону. Взял его осторожно и приподнял.
- Ты, прям, красавец мужчина, молодец, что не боишься. Ну, вот и определились.
Из кармана достал мелкие деньги и отдал хозяину. Нельзя просто так забирать собаку, нужно хоть не много, но заплатить. Поблагодарив его за щенка, мы отправились в путь, до дома ещё было больше сотни километров.
Проехав половину пути, в мотоцикле ломается коробка передач. Накатом доехали до небольшого ручья и остановились. Стояла очень жаркая погода, в послеобеденное время солнце пекло беспощадно. Возле дороги не было ни одного деревца, чтобы укрыться в его тени. Пыль от проезжавших мимо машин, медленно, клубами оседала на нас и лишала нас свежего воздуха. Друг достал инструменты и стал что-то откручивать, пытаясь устранить неисправность. А я тем временем, вынул из-за пазухи щенка и спустился к ручью. Тот с жадностью стал пить воду, напившись, он опорожнил свой мочевой пузырь и кишечник и повеселел. Через два часа стало ясно, что отремонтировать на дороге технику мы не сможем, надо искать способы, чтобы добраться до гаража. За это время я распотрошил уток, и из желудочков и сердечек сварил вкусную шурпу в солдатском котелке. Накормили щенка, сами поели, и стали «голосовать» на дороге. Больше часа мы махали руками, но как назло, ни кто не останавливался. На конец-то остановился микрогрузовик и водила поинтересовался, что случилось? Мы ему вкратце, объяснили ситуацию, и он сжалился над нами и взял на буксир. Проехали около тридцати километров, потом он сворачивал в город, а нам нужно было повернуть в другую сторону. Сердечно поблагодарив его за помощь, мы остались на перекрёстке. Щенок мой погрустнел, стал высовывать свой розовый язычок, на ногах не стоял, а сразу валился на бок. «Маленький, потерпи ещё не много,- уговаривал я - скоро доберёмся, чуть, чуть осталось. Если выживешь, будишь у меня самым счастливым псом». Он смотрел на меня своими чёрными «бусинками» и молчал. Вот ещё один, добрый человек, остановился возле нас и согласился довезти меня с щенком до посёлка, а мотоцикл буксировать отказался.
Через полчаса я был уже дома. Вечер вступал в свои права, отгоняя нестерпимую жару своей прохладой. Сколько было радости у детей, когда они увидели, кого я им привёз. Объяснив им и жене, что щенка сейчас лучше не беспокоить, а дать отлежаться и напоить молоком, я начал обзванивать знакомых, которые бы помогли доставить мотоцикл до гаража. Один мой друг, с которым пробежали ни одну сотню километров с удочками, по горным рекам, согласился помочь и дал пикап со своим водителем. Через полтора часа, мы успешно доставили мотоцикл до гаража, и закатив его отправились по домам.
Сразу, как только переступил порог квартиры, я поинтересовался о здоровье щенка. Его уже напоили молоком, накормили кашей, убрали несколько раз лужицы, постелили в коридоре старое одеяло и определили ему место в этом доме. Стали думать, как его назвать. Версий было много, но остановились на кличке «Лаки» (в переводе с английского счастливчик), детям такая кличка понравилась, так как они её знали ещё с диснеевского мультика про далматинцев. Вот так в нашей семье появился ещё один член, который у всех забирал свободное время, заставляя постоянно обращать на себя внимание.
В четыре месяца я стал брать его с собой в лес. Забавно было наблюдать, как он с интересом знакомился с таёжными обитателями и лесным запахам. Помню, шли мы с ним по дороге с солонца на зимовьё и тут выскакивает на дорогу бурундук с круглыми щеками, набитыми малиной. Лаки кинулся на него и погнал по дороге, и уже почти настиг, как тот быстро взбежал на торчащий у дороги пень и сверху, не останавливаясь, перепрыгнул через собаку и побежал в обратном направлении. Щенок даже не понял, куда делся бурундук. Несколько раз обежал пень, всё тщательно обнюхал, но зверя не нашёл. Я потрепал его за ухом, приговаривая: « Внимательней надо быть, тут в лесу народ ушлый и никто просто так не дастся». Осень входила в свои права, наступало время утиной охоты, и я стал брать его на озёра. Первую свою утку он достал в пять месяцев, вынес её на берег и держал до тех пор, пока она не перестала шевелиться. На уток ему нравилось охотиться, он с удовольствием оббегал заросли камыша и кочки с осокой, поднимая уток, а после моего выстрела бросался в воду и плыл к ней. Приносил её на берег и бросал, мёртвая она ему становилась не интересна, и он бежал дальше, выискивая и поднимая живых. В след за охотой на водоплавающих, начиналась охота на пушнину. В то время я только осваивал свой новый участок, поэтому путиков с капканами было мало и оставалось время, чтобы с лайчонком поохотиться на белок. Он находил и облаивал затаившуюся на ёлке белку, если она начинала двигаться по веткам, то с азартом наблюдал за её прыжками, стараясь не упустить из вида. С возрастом начали проявляться и вредные наклонности, такие как облаивание летяг и рябчиков, погоня за зайцами. От этих вредных привычек мне пришлось его долго отучать, а он всё ни как не мог понять, почему за одну дичь я его хвалю, а за другую ругаю.
Весной исполнился год моему псу и из щенячьего возраста он перешёл в неказистого подростка. На охотничьем участке появился у меня новый сосед. Встретились мы с ним, познакомились, и он попросил меня помочь ему зимовьё построить, я согласился. Уехали, вместе с ним в лес на несколько дней. Днём заготавливали брёвна, шкурили, а на ночь уезжали ко мне на зимовьё. И вот как-то складываем сруб, работаем, а лайчонок рядом под ёлкой лежал, дремал. Слышу, громко залаял, соскочил и в сторону ручья смотрит. На кого он там лаял, видно не было, так как вдоль ручья высокая трава была и кусты. Лаки увидел, что мы затихли и смотрим на него, перестал лаять и кинулся в кусты. Как только он скрылся в траве, через мгновенье, раздался его визг. Я спрыгнул со сруба, схватил карабин и побежал к нему на помощь. Не успел дойти до ручья, как выбегает ко мне навстречу лайчонок, бежит и головой трясёт. Одно ухо прижато, голова неестественно, набок наклонена, хвост опущен. Где-то впереди раздался стук камней и хруст веток, этот звук удалялся от нас вниз по течению. То что это был медведь, ни у кого сомнения не вызывало. Услышал, что на его территории шумят, и решил посмотреть, но чуткий собачий нос и великолепный слух не обманешь. Когда пёс кинулся на него, видать по молодости и не опытности, не рассчитал расстояние в густой траве и подбежал слишком близко, нарвавшись на тяжёлую медвежью лапу. Удар пришёлся вскользь, видать в последний момент Лайку удалось увернуться, под ухом была видна небольшая рана. Эта встреча и определила его основное направление в охоте. Сначала мне показалось, что он будет бояться медведей, но оказалось всё наоборот. Затаил он, с молодости, на них обиду и в дальнейшем находил везде, где только можно и отчаянно на них нападал.
Когда ему было годика три, ехали мы с ним на «Ниве» по перевалу. И тут, прямо перед машиной, прыжками пересекает дорогу медведь. Окно в машине, с моей стороны, было открыто полностью. Пёс спокойно сидел на заднем сидении, на своём месте. Увидев медведя, он через меня, на ходу, выскочил в окно и погнался за ним. Мне пришлось резко затормозить, схватить карабин и выбежать наверх сопки, которая была почти «голая», ни кустарника, ни деревца – сплошной брусничник по всему склону. И вот стою я, целюсь в бегущего медведя, а выстрелить не могу. Потому что Лайк догнал его и прыгнул ему на спину, вцепившись зубами в загривок. Тот остановился и перекатился боком, через спину, стараясь придавить собаку, но пёс вовремя отскочил. Когда медведь снова встал на ноги, увидел меня и снова кинулся бежать, тут пёс вцепился зубами за заднюю ногу. Так они в паре, не давая мне ни каких шансов на выстрел, сбежали вниз к ручью и скрылись в прибрежных зарослях. Я опустил карабин и сел, слушая как лай удаляется на другую сторону долины. Ни чего не оставалось, как ждать. Два часа долгого ожидания и переживания за собаку. Вернётся он или нет? В зарослях медведь чувствует себя более уверено, и мог уже сам напасть на моего пса. Смотрю, внизу замелькало чёрно-белое тело, опустив хвост, высунув язык, с трудом переставляя лапы, ко мне поднимался, по своим следам лайчонок.
Чем взрослее становился Лайк, тем более самостоятельным себя чувствовал, уходя от меня в лесу пренебрегая командами. Шли, мы с ним, зимой по путику и тут лыжню пересекает свежий след кабарги. Кинулся он по этому следу и убежал в сопку. Я подождал минут 15-20 и пошёл дальше, думая, что по лыжне он меня догонит. На базовое зимовьё я не стал заходить, а ушёл на самую, дальнюю избу. Переночевал первую ночь – собака не пришла. Днём проверил капканы, вернулся к вечеру, переночевал вторую – нет собаки. Утром пошёл на базовое. Не доходя два километра, до зимовья увидел два свежих волчьих следа. В сердце защемило – неужели съели моего пса? Дошёл до места, где волчьи следы дошли до собачьих, и пошли за ними. Чуть ли не бегу на лыжах. Вдруг ещё не поздно, может, успею спасти его? Не доходя ста метров до избушки, волчьи следы свернули в ельник, а следы собаки пошли дальше. Стою «читаю» следы, слышу какой-то странный звук, который повторяется с одинаковым интервалом, похожим на скрип детской качели. Подхожу ближе и вижу, как дверь в избе открывается и закрывается. Странно, я её всегда перед уходом палкой подпираю. Смотрю, из вновь открывшейся двери, голова моего пса высовывается. Он, стоя внутри дома, ударяет передней лапой, и пока дверь приоткрывается, смотрит, кто там идёт. Похоже, что, не догнав кабаргу, он вернулся на лыжню и побежал за мной. По дороге наткнулся на волков, и быстро сообразив, что ему угрожает опасность, побежал до ближайшего зимовья и там спрятался.
Был ещё похожий случай. Решил я в начале участка первое зимовьё построить, чтобы сократить расстояние пробежек до дома. Приехали мы с товарищем и Лайком в лес, выбрали место, расчистили, выровняли площадку, напилили брёвен и заложили первый венец. Лайчонок лежал под деревом и безразлично наблюдал за нашей работой. Ехали мимо соседи по участку, увидели мою машину и решили зайти поздороваться. Подошли к нам, посидели, поговорили. А у них в машине лаечка была, а так как она начинала «гуляться», они её не выпускали. Но чуткий собачий нос не проведёшь. Лаки всё это дело пронюхал, и когда они уехали, он ещё пару часов покрутился и исчез. До позднего вечера, мы махали топорами, поглядывая, не появится ли наш пёс. Не дождавшись, его мы уехали ночевать на базовое зимовьё. Затопили баню, помылись и легли отдыхать. Утром опять на стройку, подходим к срубу, а оттуда к нам мой пёс выбегает, обрадовался, что мы вернулись. Покормил я его и снова за работу. К вечеру, смотрим, идут к нам не знакомые четверо мужиков. Подошли, поздоровались и рассказали нам такую историю. Выехали они вчера вечером на рыбалку, с расчётом приехать ночью, отдохнуть и ранним утром половить хариуса. Только первый перевал перевалили, на спуске, бежит к ним на встречу, лайка с

Все публикации...